Недобрый взгляд

— Мне сегодня снился странный сон, — сказала Клавдия. – Будто меня укусила большая черная собака. Да так больно, что даже почувствовала. Вот к чему бы это, дочка?

— Не знаю, — Наташа пожала плечами. – Если собака – друг человека, то, наверное, с какой-нибудь подружкой поссоришься.

— С кем мне ссориться? Со всей деревней я в хороших отношениях. Но сон действительно странный, и это накануне Мишкиного приезда со своей невестой. Эх, чувствую змеей будет его избранница, укусит она меня в моральном смысле.

— Тогда уж не змеей, а большой, черной, злой собакой.

— И то верно! Ох, натворил он дел…

 

Переживания Клавдии можно было понять – ее сын Мишка, будучи в армии, нашел себе какую-то девушку, решил привезти ее в деревню и жениться на ней. И это перед самой демобилизацией! Была же у него до армии Оксана, хорошая девушка, правда не дождалась особо, с парнями на танцы бегала, за что Мишка на нее рассердился. Оксана ему клялась, что ничего серьезного не было – она даже ни с кем не целовалась, но Мишка не поверил и порвал с ней отношения. Оксанка поплакала, да и нашла себе другого парня – городского, часто ездит к нему в гости. И вот Мишка прислал письмо в несколько строчек:

«Дорогая мама и папа! Скоро еду домой, встречайте меня с моими любимыми пирожками. Я приеду не один, а с моей девушкой, на которой я собираюсь жениться. Так что будет свадьба, надо всю деревню позвать, чтобы все смогли погулять. Алена у меня очень хорошая, вам понравится, я познакомился с ней два месяца назад и очень влюбился. Передавайте привет Наташке, Славику, Костику и всем моим друзьям, скоро буду!».

Ни фотографии, ни подробностей – что это за девушка. Познакомился, влюбился и все! В этом весь Мишка – дома-то слова не вытянешь, так и письма писать он не умеет. Что ж, прислана телеграмма, что сегодня вечером он приезжает поездом со своей Аленой, надо готовить, столы накрывать, а тут такой неприятный сон, который даже не выходит из головы. Дочка пришла помогать с семилетним внуком Костиком, Наташа успокаивает – мол, это всего лишь сон и нечего верить в эти глупости, но на душе как-то беспокойно.

— Ну чего ты, мама?

— Что делать, если у нее характер будет кособокий?

— Вылетит отсюда как пробка.

— Вместе с Мишкой?

— Вместе с Мишкой.

— Скажешь тоже! Сынок ведь любимый, а тебе брат младший.

— И что? Нечего в родительском доме командовать.

— Что-то мы с тобой, Наташка, торопимся. А вдруг и правда хорошая девушка, а мы наговариваем?

— Вот и успокойся тогда.

Вечерело. Скоро на ближайшую станцию должен прибыть поезд, а там уж Миша с Аленой автобусом, десять минут, и они уже дома. Столы накрыты, даже потянулись первые гости и с жадностью посматривали на аппетитные закуски. Наташин муж Славик уже успел поддать, и ходил с глуповатым видом. Наташа ворчала на него и слегка хлопала по спине. Она не любила, когда он выпивал, хоть и делал это нечасто, потому что у него тогда развязывался язык и он нес всякий бред.

— Вась, кажется наши приехали!

Василий (муж Клавдии) с любопытством посмотрел в окно. И действительно – от остановки шла по дороге парочка: Миша в парадной солдатской форме с дипломатом, и невысокая, полноватая девушка, которую Миша обнимал свободной рукой.

— Клавка, бери каравай, выходим встречать.

Заранее решено было встречать караваем. Это хоть и не свадьба, но два события сразу – все же праздник. Клавдия схватила рушник, каравай и выбежала во двор. Вся деревня собралась посмотреть на такое событие и оценить новую жительницу, даже не приглашенные на празднование. Среди них стояла и Оксана, с любопытством вытянув шею. Парочка подошла к родителям, и Клавдия тут же растерялась. Внешность у девушки была совсем уж – не очень. Большие, надутые щеки немного свисали, да и прикус неправильный – со смещением вперед нижней челюсти. С такой внешностью она немного напоминала бульдога. Но хуже всех был ее взгляд – какой-то он до мурашек сверлящий, тяжелый, исподлобья. Ну вот она – злая собака из сновидения. Понятно, что такой особе палец в рот не положишь – вмиг до локтя откусит. Алена сделала попытку улыбнуться и поздоровалась. Родители тоже в ответ ее поприветствовали.

 

— Заходите, гости дорогие, будем праздновать, — сказал Василий.

Клавдия искоса глянула на стоящую у дерева Оксану. Та хмыкнула, захихикала и ушла. Все местные жители тоже разошлись, кроме гостей. Было что обсудить по деревне.

— Вась, что же это? – шепнула мужу Клавдия. – ты посмотри какой у нее свирепый вид? Да что ж наш красавчик такую уродину нашел себе?

— С лица воду не пить. Может она человек хороший.

— Да уж! Судя по ее взгляду попляшем мы тут!

Когда все праздновали за столом, Клавдия, почти не отрываясь, смотрела на сына с его будущей невестой. Мишка не выпускал Алену из своих цепких объятий, будто бы боясь, что она убежит, и постоянно целовал ее. Он не видел ничего вокруг – ни родителей, ни родню, ни гостей, которые поднимали рюмки за их любовь.

— Мишка, ну ты хоть пообщайся с гостями, — одергивала его Клавдия.

— Угу, — кивал Мишка и вновь принимался целовать свою ненаглядную.

А вот Алена сидела как каменная, она не улыбалась, а внимательно смотрела на гостей своим сверлящим взглядом. Гости уже «хорошели», и шепот между ними стал громче. Особенно выделялся Славик, который уже успел хорошенько напиться и смотрел на Алену осоловевшими глазами.

— Крокодил в юбке, — говорил он громко Наташе. – И где Мишка мог такую себе нарыть?

— Да тише ты! – шипела на него Наташа.

— Да ясно где! – продолжил Славик. – В армии пацаны все голодные до девок, и крокодил сойдет. Ну зачем же так влюбляться? Помнится, я на службе тоже нашел себе подобную…

— Да заткнись ты! Все, пошли я тебя домой отведу, достал ты уже.

Славик покорно поплелся за Наташей, она отвела мужа спать, а сама забежала на кухню, где мама доставала из печи любимые Мишины пирожки.

— Не, ну ты понимаешь, мам, как эта бульдожка приворожила Мишку?

— Даже не в этом дело, она как каменная сидит и ни на что не реагирует, только буравит всех своим взглядом.

— Цыц, бабы! – скомандовал Василий, но было поздно – в проеме двери стояла Алена со стопкой грязной посуды. Она молча поставила их на стол и вышла.

— Интересно, слышала она наш разговор или нет? – прошептала Клавдия.

— Да не имеет значения! – ответила Наташа. – А зыркнула она на нас как, заметила?

— Распустили языки! – проворчал Василий.

Когда все вернулись из кухни в комнату, Миши с Аленой уже не было. Клавдия зашла в комнату сына – Алена лежала на кровати, а Мишка сидел рядом на стуле.

— Мама, Алене нездоровится, — тревожно сказал он.

— Что случилось? – спросила Клавдия у Алены.

— Ничего, голова немного побаливает. Дорога, усталость.

Клавдия вышла из комнаты сына за таблетками, попутно обсуждая с Наташей начатый разговор.

— Еще и ипохондрией страдает, — ворчала она. – Голова ей болит! Лентяйка, наверное, лишь бы ничего не делать. Нашел себе Мишка тунеядку.

Гости разошлись за полночь. Клавдия настолько устала, что решила утром убрать стол и помыть посуду. Но уже ночью она услышала, как кто-то ходит на кухне. Это ходила Алена, почти на цыпочках, и мыла в тазике посуду.

 

— Алена, что ты делаешь? У тебя же голова болит.

— Она не болит, я специально так сказала, чтобы уйти из-за стола. Я же слышала, как приняла меня деревня, о чем говорили гости, и даже, простите, вы с Наташей. Да, это только моя внешность, которая досталась мне от отца, и взгляд у него такой же тяжелый, хотя он добрейшей души человек. И я такая же – вся в него, что уж поделать. А не улыбалась я потому что испугалась пересудов и то, как вы на меня среагируете. В общем, то чего боялась, то и вышло. Но я люблю вашего сына, и хочу за него выйти замуж, но приживусь ли я в деревне?

Клавдии бесконечно стало жалко Алену и стыдно за себя. Она подошла к девушке, обняла ее за плечи, и сказала:

— Конечно, приживешься. А кто какое кривое слово скажет, мы тому… — Клавдия потрясла кулаком.

На следующий день, когда Клавдия вышла из дома, к ней подходили местные жители, чтобы негативно обсудить ее будущую сноху. Клавдия прижимала руки к бокам и отвечала:

— Да у меня будет самая лучшая, работящая и красивая сноха. Ни чета вашим лентяйкам!

Многие обижались и даже на какое-то время не общались с Клавдией. Вот она – собака из сновидения! Сплетни пошли кусачие. Но вскоре вся деревня узнала, какая красивая у Алены душа и пересуды закончились. Она прижилась в деревне. Скоро Миша и Алена отметят сорокалетнюю годовщину их свадьбы, куда обязательно придут их дети и внуки. Все знают – какая добрая у них мама и бабушка, несмотря на то, что взгляд у нее так и остался тяжелым.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.35MB | MySQL:85 | 0,457sec