Примирение

Детство и юность Лиды Васильевой сложно было сравнить с клубникой со сливками, молочным шоколадом и другими приятными вещами. Отец часто поднимал руку на мать, а она, Лида, в свою очередь, была девочкой для битья уже для обоих родителей.

Младшенькая, Вероничка, была неприкосновенна. Лида искренне любила сестренку, но Вероника, казалось, принимала ее любовь так, словно делала снисхождение. Видимо, понимала своим детским мозгом, что находится в более выгодном положении и подсознательно этим пользовалась.

Одним из самых выдающихся воспоминаний для Лиды стало то, как отец избил мать за пересоленный суп. И неизвестно, чем бы все закончилось, если бы подошедшая вовремя соседка тетя Оля не отбила бедную женщину и не вызвала «Скорую» и милицию. Да только вот сама Екатерина на вопросы докторов и стражей порядка упрямо отвечала, что упала с лестницы, когда полезла в погреб за вареньем.

— Откуда варенью взяться в погребе летом? — невесело усмехнулась фельдшер «Скорой помощи».

— Такая вот я запасливая, — проговорила Екатерина, еле шевеля распухшими губами.

Отец лишь ухмылялся, но при этом прятал глаза.

Екатерина не вставала с постели целую неделю. Все домашнее хозяйство легло на плечи 15-летней Лиды. Девушка поила мать бульоном и, с жалостью глядя на нее, решилась спросить:

-Мам, а почему ты все это терпишь?

— Ну, хотя бы ради вас с Никой, — прошептала Екатерина.

— Ради нас?! — изумилась дочь. — То есть, ты думаешь, что нам вот это все во благо?

— Тебе не понять…

Мать вдруг резко замолчала, посмотрела перед собой, и ее взгляд стал затравленным. Лида проследила за взглядом родительницы. В проеме стоял отец и недобро смотрел на старшую дочь.

-Поговори у меня, — процедил он сквозь зубы.

С этого дня в мозгу Лиды словно что-то щелкнуло. Теперь она отчетливо осознала, что изменить ситуацию практически нереально. Ведь этого должны хотеть все. Но о каком обоюдном желании может идти речь, если отцу, судя по всему, нравится держать семью в страхе, а мать никогда не осмелится ему перечить?!

Что же касается Вероники, то та, почувствовав свою безнаказанность, пустилась во все тяжкие. До Лиды доходили слухи, что младшая сестра делает, все что хочет, а ее встречи с парнями далеки от невинных поцелуев на лавочке. И это в тринадцать лет!

Попытки поговорить с Вероникой ни к чему не привели.

-Чего тебе от меня надо? — отмахнулась она. — Старшую сестренку решила включить? Воспитывать меня вздумала?

— Ну, почему сразу — воспитывать? Но, Вероника, так же нельзя. О тебе вся деревня говорит. Не стыдно?!

— Да деревня только и делает, что говорит о нашей семейке, — фыркнула Вероника. — И уж если родители ничего не говорят, тебе-то какое дело до моего образа жизни?

— Да разве же это образ жизни? — воскликнула Лида. — Это скользкая дорожка, которая ни к чему хорошему не приведет! Ты еще вспомнишь мои слова, но как бы не было поздно!

Но сестра лишь демонстративно закатила глаза.

Лида с головой погрузилась в учебу. Казалось бы, родители должны гордиться дочерью. Но Михаил с издевкой говорил ей:

-К лучшей жизни стремишься? А зря. Все равно один путь — на ферму.

— Господи, как же мне надоел этот дурдом! — вспылила Лида. — Скорее бы уже уехать отсюда!

— Да куда ты денешься! — с угрозой проговорил отец и принялся озираться в поисках солдатского ремня. Но Лида была начеку. Она схватила учебники, сумку и ушла к крестной, тете Вале, которая жила на соседней улице. Дом крестной был единственным местом, где девушка чувствовала себя спокойно.

-Ну, почему они такие? — плакала девушка. — Почему они не могут жить, как нормальные люди? Иногда мне кажется, что я не их дочь.

— Да кто знает? — вздохнула Валентина. — У каждого человека свой характер.

— Да это понятно. Но у нас в семье такая нездоровая ситуация. Вот как ее изменить?

— Жизнь непредсказуема, — философски заметила крестная. — И только она способна расставить все по своим местам.

— И что теперь? Терпеть?

— Так ведь Бог терпел и нам велел, — грустно улыбнулась женщина. — А терпение обычно вознаграждается с лихвой.

Но Лида, в силу подросткового максимализма, терпеть не собиралась. Фраза «Скорее бы вырваться из этого дурдома!» звучала из ее уст все чаще и чаще, и однажды отец в воспитательных целях отстегал девушку так, что ей было трудно двигаться. Екатерина плакала, но так и не вмешалась.

Так они и жили. Лида от души ненавидела отца, презирала мать за ее бесхарактерность и пыталась достучаться до младшей сестры, которая уверенно катилась по наклонной.

«Боже, дай мне сил выдержать все это!» — молилась девушка. Лида полюбила ходить в местную деревянную церквушку, утопающую в гуще яблонь, рябины и ирги.

-Богомолкой заделалась? — все тем же издевательским тоном спросил отец. Теперь-то Лида понимала: папенька нарочно ее провоцирует. Поэтому сочла за благо промолчать. Но Михаил не унимался:

-Смотри, я эту дурь из тебя выбью.

— Выбей, — равнодушно ответила старшая дочь и ушла в комнату, которую они делили с младшей сестрой.

Отец был настолько обескуражен, что замолчал. Лида украдкой улыбнулась. Кажется, она только что открыла средство против язвительных реплик деспотичного папули.

Не обошлось без неприятного инцидента и в преддверии выпускного вечера. Накануне экзаменов Вероничка сообщила матери и сестре о своей беременности.

-И что теперь будем делать? — вздохнула Екатерина. — Отец узнает, со свету сживет.

— Рожать не собираюсь, — заявила младшая дочь. — Я еще погулять хочу.

— Погуляла уже, — мрачно ответила мать. — Ладно, постараемся сделать так, чтобы папа ничего не узнал.

Почти все сбережения ушли на решение Вероникиной проблемы, поэтому с мечтами о красивом нежно-розовом платье, которое присмотрела себе Лида, пришлось распрощаться.

-А на что существуют крестные? — улыбнулась тетя Валя. — Будет тебе платье. И туфельки купим!

Когда Лида принесла обновки домой, у отца чуть не случилась истерика.

-Добренькой хотела показаться? — орал он. — Дескать, мы такие нищие, не могли купить дочери одежду на выпускной?!

Екатерина притихла. Если выяснится, что денег нет, придется объяснять, куда они делись.

-Но, пап, она ведь моя крестная, — заметила Лидия, чем спасла положение. — Она просто хотела сделать мне приятное. При чем тут нищета?

К удивлению присутствующих, Михаил успокоился и, немного подумав, согласился.

-Ладно, черт с вами, — пробурчал он.

Супруга вздохнула с облегчением, а Лида подумала: «Интересно, как долго им удастся это скрывать?» А потом пришла непрошеная мысль: «Интересно, ради меня мама так же рисковала бы?» Ответ был очевиден, но девушка предпочла не забивать голову. Слава Богу, с ней ничего подобного не случилось!

Детские и юношеские воспоминания были для Лиды настолько мучительны, что, покинув родное гнездо, она свела общение с родными к минимуму. Лида поступила в строительный техникум, и студенческая жизнь захватила ее с головой.

Первый приезд домой состоялся через две недели, и то, только потому, что нужно было копать картошку, второй — на Новый год, третий — после первой сессии. А когда Лида поняла, что ее особо и не ждали, через неделю вернулась в пустое общежитие.

Лида ждала, когда нагреется суп и задумчиво смотрела в окно общежитской кухни. На душе было тоскливо. И тут девушку осенило: «А не сходить ли мне в церковь?»

Это святое место всегда действовало на Лиду умиротворяюще, но, признаться честно, в последнее время она туда не ходила. Сессия отнимала почти все свободное время.

Лидия поставила свечку за здравие родителей и сестры, мысленно попросила Всевышнего, чтобы у них все наладилось и, полюбовавшись на красивое оформление, поспешила к выходу. Девушка сняла платок, положила его в сумочку и надела на голову капюшон куртки.

-А зря, — услышала она голос.

— Что, простите? — спросила Лида парня, стоящего справа от нее.

— Зря сняли платок, — улыбнулся парень. — Вам так идет. Вы выглядите так… трогательно.

— Скажете тоже, — застенчиво ответила она.

— Честное слово. Пока вы, погруженная в свои мысли, любовались убранством церкви, я, в свою очередь, любовался вами.

Лида внимательно посмотрела на парня и подумала, что он, пожалуй, не похож на завсегдатаев подобных мест. Вот дискотека или ночной клуб, это да.

-Костя, — с улыбкой представился парень и протянул ей руку.

— Лидия.

— О, как официально! — рассмеялся парень, и на его щеках появились ямочки. — А знаете, Лидия, не зайти ли нам вон в ту кофейню через дорогу?

— Даже не знаю, — пожала она плечами.

— Соглашайтесь! Я угощаю. Ну, пожалуйста!

— Ну, хорошо, — согласилась Лида. По правде говоря, мысль о кофейне показалась ей заманчивой. На улице было холодно, а расставаться с этим милым парнем отчего-то не хотелось.

Под ароматный кофе с вкуснейшими пирожными молодые люди разговорились. Девушка слушала нового знакомого и качала головой. Оказывается, ровно сорок дней назад вся семья Кости погибла в ДТП, и он пришел поставить свечки за упокой.

Неожиданно для себя Лида рассказала ему о взаимоотношениях в своей семье.

-Это плохо, — вздохнув, сказал Константин. — Отношения надо налаживать. Пока все живы и здоровы, все еще можно исправить.

— Хотелось бы мне знать, как, — задумчиво проговорила девушка. — У нас с сестрой разница в возрасте всего два года, и я, как ни пыталась, так и не смогла донести до нее, что так жить нельзя.

— Надо быть настойчивее, — сказал Костя, и Лида, к своему стыду, даже немного разозлилась. «Легко сказать, когда самого это не коснулось, — подумала она. — Ой, о чем это я? У человека такое горе, вот он и на эмоциях».

Константин проводил девушку до общежития, и они простояли в тамбуре еще полчаса. Они бы и дальше там стояли, но вахтерша вернула молодых людей на землю:

-Так, ребята, завтра дружить будете.

— Можно я завтра приду? — спросил Костя.

— Можно, — ответила Лида и счастливо улыбнулась.

Костя и Лида начали встречаться. Через месяц парень изъявил желание познакомиться с ее семьей.

-Костя, ну, я же тебе рассказывала, — замялась девушка.

— Ну, а если у меня серьезные намерения? — улыбнулся Константин и уже серьезно добавил: — Лидусь, но ведь так нельзя. Других родных все равно не выдадут, поэтому нужно налаживать отношения.

И Лида решила: «А чем черт не шутит? Может быть, и Вероника, увидев, что у меня есть молодой человек, с которым все серьезно, образумится и перестанет размениваться на бестолковые романы».

В выходные влюбленные поехали в родную деревню Лиды. Они привезли хорошего вина, фруктов, сладостей, Екатерина приготовила ужин, но застольная беседа не клеилась.

Михаил постоянно хмыкал, Екатерина молчала, явно боясь сболтнуть лишнего, чтобы не навлечь гнев супруга, а Вероника просидела час и отбыла восвояси.

-Ничего-ничего, — подбодрил Костя любимую. — Москва тоже не сразу строилась. Мы сделали первый шаг, нас не оттолкнули, и это уже хорошо.

— Может быть, — неуверенно ответила Лида и подумала: «Какой он мудрый и рассудительный! Только бы он оказался прав».

На следующий день молодые люди уехали.

Прошло две недели. Лида учила математику, когда к ней прибежала дежурная по общежитию.

-Васильева, тебя к телефону! — запыхавшись, сообщила она.

-Лидочка, — всхлипнула мать. — Лида, такое несчастье…

— Что случилось? — похолодев, спросила она.

— Лида… Вероничка…

— Что с Вероникой? — закричала Лида. Она всегда знала, что сестра плохо кончит. Неужели?..

— Вероника употребляет…

Екатерина так и не решилась произнести ужасное слово, но Лида прекрасно поняла, что имела в виду мать.

-О, Боже! — ахнула она.

— Вероничка сейчас в районной больнице. Неизвестно, выкарабкается ли…

— Мама, держитесь, мы с Костей завтра приедем, — затараторила Лидия. — Все будет хорошо! А потом я промою ей мозги!

— Лидочка, это еще не все, — снова всхлипнула Екатерина. — Папа тоже в больнице. Ему с сердцем стало плохо, как узнал.

— Мамочка, миленькая, ты только не плачь, — сказала Лида, с ужасом осознавая, как по щекам катятся крупные слезы.

Повесив трубку, девушка дала волю слезам. Лида всегда злилась на отца, но теперь она от всей души желала, чтобы он выжил. Да и Вероника, она ведь только начинает жить!

Наутро, отпросившись с занятий, Лида и Костя поехали в деревню. Когда девушка увидела мать, у нее сжалось сердце. Екатерина похудела, осунулась, а ее глаза опухли от слез.

-Приехали, дети, — слабо улыбнулась мать.

— Да, мамочка, приехали, — кивнула Лида, обняв ее. — Вместе мы все преодолеем.

— Дай-то Бог.

Вечером они поехали в больницу. Михаилу стало лучше. Ему сделали стентирование, и теперь жизнь мужчины была вне опасности. Вот только эти мысли о младшей дочери… Впрочем, есть еще и старшая.

-Лида, прости меня за все, — прошептал отец. Его губы были бледными, а глаза казались бесцветными. — Я кругом виноват, и Бог теперь меня наказывает.

— Ты же никогда в это не верил, — тихо сказала жена.

— Поверил вот. Волей-неволей поверишь. Лежу и думаю, на черта я ему такой сдался?

— Вот это ты брось, — решительно ответила дочь. — А Вероника у меня еще получит.

— Вероника… Вот кого нужно было гонять и в хвост, и в гриву, — вздохнул Михаил. — А ты у нас молодец. Всегда знала, чего хочешь.

— Не надо, пап. Давайте просто об этом забудем. Только бы с Вероникой все было хорошо!

Веронику спасли, после чего между сестрами состоялся серьезный разговор.

-Какая же я была дура, — виновато сказала младшая.

— Хорошо, что ты это поняла, — строго, но вместе с тем ласково ответила Лида. — Главное, чтобы ты больше никогда не взялась за эту дрянь.

— Нет, больше никогда. Обещаю. И вообще, теперь все будет по-другому, — заверила Вероника и сестры обнялись. — Как папа?

— Уже лучше. Знаешь, Ника, мне кажется, все, что случилось с нашей семьей, это не просто так.

— Думаю, что ты права. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Кстати, что с твоим счастьем? — подмигнула Вероника сестре.

— Все хорошо, — улыбнулась Лида.

— Твой Костя даже не подозревает, как ему повезло. Ты у нас, как ангел примирения.

— Да не такой уж я и ангел, — вздохнула старшая сестра. — Вот если бы я сумела все это предотвратить…

— Брось, — улыбнулась Вероника. — Ты пыталась это сделать. Но мы…

— Тш-ш! Больше об этом ни слова. Мы просто все вместе изменим нашу жизнь к лучшему.

Отца и дочь выписали через две недели. Так уж совпало, что в один день. Екатерина с дочерью приготовили роскошный обед, а Костя вычистил снег, нападавший за последние два дня.

Наконец-то, Васильевы наговорились за всю жизнь. Только сейчас они поняли, как много потеряли.

После обеда Екатерина достала семейные фотографии и теперь они показывали их будущему зятю. И родители, и Вероника были уверены, что Костя им станет. Иначе и быть не могло. Лида не из тех девушек, которые размениваются на пустяки.

А потом Михаил сказал:

-Хочу съездить к старцу-отшельнику, который живет в лесу рядом с монастырем. Мне о нем нянечка рассказала.

— Во как! — воскликнула Лида. — Ты ж всегда был убежденным атеистом.

— А я и сейчас не верю в сверхъестественные силы, — простодушно развел руками глава семейства. — Но сейчас чувствую, что мне не помешает обратиться к тем, кто верит. За то время, что я провел в больнице, я вообще многое передумал. В общем, чувствую, что надо — и точка! Екатерина, ты со мной?

— Да, — улыбнулась жена.

— И я с вами, — сказала Вероника. — После всего, что со мной произошло, мне тоже не помешает посетить святое место.

Лида только диву давалась. Неужели несчастье и вправду так перетряхнуло разум членов ее семьи? Ответ пришел сам собой. Так оно и есть. Испытания на то и даются, чтобы человек переосмыслил свою жизнь.

На сей раз Костя и Лида уезжали в приподнятом настроении. А через несколько дней позвонила Екатерина и пригласила их в гости.

-Вы даже не представляете, как легко стало после общения с отшельником! — с восторгом говорила мама, а Лида улыбалась и думала, что никогда не видела, как сияют ее глаза. — А папа много общался с обитателями монастыря и…

— Ой, да ладно тебе, — махнул рукой Михаил. — Общался ради интереса. А почему бы и не пообщаться с хорошими людьми?

— Так вам понравилась поездка? — улыбаясь, спросила Лида, а младшая сестра рассмеялась:

— Так понравилась, что…

— Вероника! — округлила глаза мать.

— Да что такого-то?!

— А что такого? — недоумевала Лидия.

— Мама с папой решили обвенчаться!

— Вот это новость! — ахнула она.

Михаил и Екатерина венчались в той самой сельской церквушке, в которую любила ходить их старшая дочь. Свежий весенний воздух навевал на лирический лад. Что и говорить, лучшего времени для венчания и не придумать!

Совсем скоро здесь расцветут яблони, и их чарующий аромат наполнит всю округу. «Надо будет сходить сюда с Костей», — решила Лида.

Позднее она думала, что обряд венчания — самое волнующие зрелище, которое ей только довелось видеть. Или все дело в том, что венчались родители?

-Они такие красивые, — прошептала Вероника.

Лида с улыбкой кивнула.

-Мы с тобой тоже обвенчаемся, — сказал Костя.

— Обязательно!

 

Когда все вышли из церкви, Михаил обнял жену за плечи и сказал, глядя ей прямо в глаза:

-Я больше никогда тебя не обижу!

Для Екатерины эти слова были важнее самых красивых признаний в любви.

Автор: Наталья С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.41MB | MySQL:85 | 0,512sec